STT GROUP
Контакты:

+7 (495) 647-21-13

+7 (495) 788-77-32

Опубликовано в журнале «Защита информации. Инсайд» № 1 январь-февраль 2015 г.

Длительное время, практически уже лет двадцать, наблюдается активная рекламно - пропагандистская компания западных и, к сожалению, в последнее время, российских производителей спецтехники в поддержку нелинейных локаторов (НЛ) малой мощности. Речь идет о 1,5 – 4 Вт, причем зачастую еще и не реально излучаемой, а ЭИИМ -  эквивалентной изотропно-излучаемой мощности (англ. EIRP — Equivalent Isotropically Radiated Power) , то есть с учетом КНД антенны, который увеличивает показатель в разы. Чтобы понять, что называется, "размер катастрофы" – четырехваттный НЛ за  рубежом уже проходит по классу HIGH GAIN. Не называю конкретных брендов, но проповедуют они эти маломощные локаторы и ими занимаются практически и плотно, используя информационное прикрытие в виде нескольких основных тезисов. Первый, - вопросы экологии, прежде всего воздействие на оператора. На одном американском сайте очень активно пугали народ тем, что российские или китайские локаторы самые жуткие, потому что они могут поджарить еду.

Рис 1. Фрагмент рекламного проспекта НЛ. Перевод выделенного текста: свыше 300 Вт русский прибор (вредит вашему здоровью, но поможет разогреть ваш завтрак)

Лукавство заключается в манипуляции различными физическими понятиями – для оценки российских НЛ указывается пиковая импульсная мощность, которая действительно составляет сотни Ватт. Например, максимальная импульсная мощность детектора нелинейных переходов «NR-900 EMS» составляет 180 Вт (регулируется оператором). В то же время средняя излучаемая мощность, учитывая скважность излучения полторы тысячи, составляет всего-навсего 0,2 Вт, что даже меньше, чем излучение мобильного телефона. Не стоит и говорить, что работа с таким локатором нанесет гораздо меньше вреда, чем работа с локатором непрерывного излучения, постоянно "греющего" оператора двумя - тремя ваттами СВЧ энергии. Но об этом нигде не пишут, как параметр среднюю мощность нигде не указывают. Что это – нежелание разбираться в физике работы, временной структуре сигнала или намеренная профанация?

Существует еще и другая, так сказать, крайность в представлении реальной действительности,-выражена она в таком беззлобно - наивном вопросе: а зачем нам дальность? Ну, мы ж по стене работаем, ну что там закладка, в полуметре, что ли от нас?

При этом говоря о дальности обнаружения, держат в уме мощность локатора, что, в общем-то,  справедливо, если посмотреть формулу радиолокации:


  • Pr — мощность сигнала на клеммах приемной антенны;
  • Pt — мощность радиопередатчика;
  • Gt — коэффициент усиления антенны;
  • Ar (иногда S) — эффективная площадь (апертура) приемной антенны, Ar = G*λ²/4π, где G — коэффициент усиления приемной антенны, λ — длина волны.
  • σ — эффективная площадь рассеяния цели (ЭПР) в данном ракурсе;
  • F — коэффициент потерь при распространении сигнала ≈ 1;
  • R — расстояние до цели;

При внимательном рассмотрении, в этом уравнении есть ещё такой параметр, как σ — эффективная площадь рассеяния цели (ЭПР). К нему стоит присмотреться повнимательней, поскольку именно ЭПР определяет "обнаруживаемость" цели. Тут справедлива и такая трактовка формулы: изменение мощности эквивалентно изменению ЭПР цели. Расшифрую – увеличивая возможную мощность излучения можно добиться не только увеличения глубины зондирования, но и повысить вероятность обнаружения цели с малой ЭПР. А ради этого стоит побороться за каждый децибел. Ну и понятно, что дальность – мерило условное, которое просто позволяет быстро и достаточно легко сравнить локаторы. Имея один и тот же набор целей, поднести этот локатор, поднести тот, и, если они в одном частотном диапазоне работают, будет справедливо сравнение: смотрите – ваш вот в 5 раз дальше обнаруживает, чем наш, значит ваш лучше. Дальность – просто некий удобный эквивалент универсальной качественной характеристики НЛ. Из той же формулы - двукратное превышение по дальности эквивалентно 20 дБ по сигналу, а это два  порядка по ЭПР цели. Два порядка - это очень серьезно, это достаточно весомый аргумент в пользу более высокой мощности.

Еще один аргумент за мощный локатор – так называемый эффект "разрушения" (иногда употребляется термин "выжигания") ложных целей, на самом деле разрушения цели как такового нет, есть изменение характеристик тонких окисных пленок под воздействием импульсного излучения достаточной мощности. Устойчивый эффект разрушения неоднократно подтверждали поисковики, пользующиеся локаторами серии NR-900.

В чем суть: когда оператор обнаруживает некий отклик и есть подозрение, что отклик коррозионный, то следует несколько секунд подержать над этой точкой локатор, работающий в режиме максимальной мощности. Если сигнал "проваливается", то это коррозионный контакт - в результате воздействия изменились физические свойства коррозионного полупроводника. То есть наличие высокой мощности дает еще некий дополнительный инструмент селекции, идентификации (дешифрации) цели. Маломощным локатором эти манипуляции бесполезны – держи не держи, эффекта не будет.

Значимый момент, так как дешифрация – одна из серьезных проблем поиска, с этой проблемой сталкиваются все  поисковики. Пользуясь этим, некоторые производители с радостью включают в рекламу заверения, что их локаторы каким–то чудесным образом научились коррозионный p-n переход от искусственного p-n перехода, не утруждая себя  объяснением – как такое чудо случилось. На поверку –   уверенного, стабильного результата в этой части нет. Единственным локатором, в котором как-то осознанно эта задача решается, является NR-900V (Вектор). Принцип автоматической идентификации в этом приборе – анализ изменения отклика в зависимости от изменения мощности облучения. Как известно, искусственный полупроводник эту зависимость нарисует в виде параболы, естественный – в виде графика третьей степени. То есть, когда мы тарированно изменяем мощность, соответственным образом меняется отклик, это изменение можно обсчитать и формализовать в виде определенного вывода  -  естественный полупроводник дал отклик или искусственный. Вполне реальный физический принцип заложен в основу дешифрации в этом приборе. Этот подход дал какую-то надежду на возможность дешифрации, большую, чем 50 на 50.  Другое дело, можно говорить о том, что Вектор не очень совершенно решает эту задачу, однако проведенный эксперимент, в котором было более 300 различных целей, и коррозионных и реальных, дал результат в 70% правильного обнаружения. Низкий? Возможно. Но тут необходимо понимать, что есть ситуации, когда правильная дешифрация затруднена вплоть до невозможности. Например, офисные подвесные потолки – там стальная проволока, тут же оцинковка какая-то, может медь или что-то еще.  И контакт между ними -настолько непонятная штука, что зачастую это в чистом виде получается полупроводник. Природа подсовывает такой вот диод, который на самом деле и работает как диод. Он себя так и ведет. Тут уже и Вектор беспомощен. И в тоже время два встречно-параллельных диода имитируют неплохую такую "коррозию". На фоне таких фактов заявления, что вот создан аппарат, который почему-то всё отличает, неким святым духом - это "шаманство" чистой воды.

Так что есть аргументы в пользу мощного локатора. И достаточно весомые. Но мощный локатор сразу накладывает ограничения и выдвигает проблемы перед разработчиками. Допустим, имеем: излучаемая мощность плюс 53дБм (200 Вт), антенна, как правило, в одном конструктиве - и приемная и передающая, развязка между ними в лучшем случае 20 дБ. Итого: имеем плюс 53дБм, развязка 20 дБ и тут же антенна и вход приемника, у которого чувствительность, допустим, минус 130 дБм. И получается, что фильтр меньше чем 90 – 110 дБ нельзя делать, чтобы задавить внеполосное влияние, иначе всё – блокирование приема. Отсюда возникает необходимость в фильтрах с подавлением 90 – 110 дБ, что само по себе недешевое удовольствие и технологически сложно, да и разработка... В то время как если мы берем какой-нибудь двухваттный локатор, например западного производства: плюс 33 дБм, 20 дБ развязка, стоит там 40-60 дБ фильтр – более чем достаточно и все хорошо. Они избегают блокирования, решают задачу изготовления этого локатора. То есть с одной стороны ругают мощные российские приборы, прикрываются экологией, и что на человека плохо воздействует, а на поверку получается – они защищают свою позицию, ведь просто по себестоимости дешевле сделать маломощный локатор – дешевая элементная база, нет таких жестких требований по электромагнитной совместимости, по блокированию, по экранировке. Сразу на два порядка уменьшаются  все проблемы с разработкой и изготовлением. И, соответственно, прибор становится дешевле в производстве. Проще его произвести и "вкуснее" продать - маржа повышается, появляется гибкость в части скидок. Цена легко скидывается, потому что есть достаточно низкая себестоимость. То есть на флаг поднимается защита здоровья оператора и прочая нецелесообразность мощных локаторов, а в основе, похоже, лежит чисто коммерческий, монетарный интерес.

Только ли экономический. Анализ поставляемой  в Россию западной техники наводит на разные мысли и позволяет сделать вывод, что кроме коммерческого, похоже, есть еще и некий другой  интерес. А интерес это, похоже, такой: чтобы не сильно-то были вооружены наши поисковики и не слишком много видели при поиске. Тут же стоит вспомнить еще об одном американском приборе – поисковом портативном анализаторе спектра,  который обладает принципиальными недостатками и сделан ровно так, чтобы человек лишнего не увидел. Видимо, такие поисковые средства сделаны с особой заботой о человеке,- что бы он лишний раз не беспокоился, - чего расстраиваться-то? А так получается, что человек купил аппарат – красивый такой, чего там  говорить, - удобный, поработал им, почувствовал уверенность в себе и получил чувство удовлетворения. В службах, опять же спокойно - нормально, удобно, спокойно работать.

Выходит, что продавая такую продукцию, сразу решают два вопроса: с одной стороны - обеспечивают большую прибыльность своей продукции, делая ее не столь дорогостоящей в производстве, и, в тоже время, не нарушают спокойной жизни спецслужб. Как-то так получается. Грустно, особенно, если учесть, что подобная продукция попадает, в том числе и в государственные органы.

Ткач В.Н.

Генеральный директор STT GROUP («ИКМЦ-1» «Группа Защиты-ЮТТА») 

Кривцун А.В.

Ведущий специалист STT GROUP («ИКМЦ-1» «Группа Защиты-ЮТТА»)